Кто стоит за "стратегией дестабилизации"


В этой связи украинские политические эксперты и журналисты с определенной настороженностью ожидали даты очередной годовщины "Великой Октябрьской социалистической революции".

Сами по себе эти события вряд ли представляли собой что-то интересное. Произошло несколько банальных уличных драк…

Но главным результатом того дня стал переход психологического барьера, отделяющего ненасильственные массовые политические акции от насильственных.

При всей колоссальной массовости акций оранжевой революции, в Киеве не было замечено ни одного столкновения или драки между представителями противостоящих лагерей "оранжевых" и "голубых".

Подобная тенденция сохранялась еще некоторое время.

Но после перехода рубикона 15 октября 2005 года, украинскому обывателю и зарубежному наблюдателю все чаще будет предлагаться телекартинка с изображением различных видов массового уличного мордобоя.

И неважно, насколько массовыми будут эти столкновения.

Главное — это умение телеоператора и режиссера создать "правильную" картинку и снабдить ее соответствующими комментариями.

Благодаря чему можно будет говорить о "массовых беспорядках", "полицейском терроре" и даже "жестоких репрессиях против оппозиции".

В конце концов, именно благодаря этой картинке любую банальную уличную драку можно будет проинтерпретировать даже как "начало широкомасштабной гражданской войны".

По сути, использование этой технологии дает возможность держать в напряжении достаточно большое количество людей, независимо от их политических предпочтений и социального статуса.

Определенный свет на это может пролить анализ освещения событий 15 октября в различных средствах массовой информации.

Большинство украинских СМИ постарались дать более-менее объективную информацию о произошедшем, как о несколько мелких стычках между маргинальными политическими группировками.

На этом фоне особо выделалась разве что информация российского ИА REGNUM.

Детище небезызвестного "безупречного антифашиста и контрреволюционера", "главного смотрящего по СНГ" и "главного борца с оранжевыми революциями" Модеста Колерова поражало своей наглостью и степенью вранья.

Российское информагентство сообщало: "президент Украины, несмотря на массовые протесты населения восточной части Украины, разрешил членам Украинской повстанческой армии (УПА) проведение марша-парада (!!! — так в оригинале)".

Ведь всем, более-менее информированным о произошедшем событии людям, известно, что марш был разрешен Киевской мэрией по решению суда.

Далее киевский корреспондент ИА REGNUM после упоминания об участии в акции несуществующей "Украинской националистической партии", пишет: "Беркут" и СБУ дубинками отгоняли противников парада, нанося жестокие побои людям по ногам, хотя провокации были только со стороны молодых фашистов… Милиция жестоко избивала и арестовывала только тех граждан, которые препятствовали проведению марша-парада УПА и ее сторонников".

Кстати, все присутствовавшие в тот день на Крещатике люди отмечали, что милиция и "Беркут" действовали довольно апатично, стараясь лишь не допустить открытых столкновений между противостоящими сторонами.

Причем милицией задерживались представители как "красных", так и "националистов" (кстати, на многих обошедших мировые информагентства фото запечатлен момент задержания милицией двух известных киевских националистов).

Далее анонимный "корреспондент ИА REGNUM" делает безапелляционный вывод: "Таким образом, было продемонстрировано всему миру, что президент и правоохранительные органы Украины стоят на стороне бандеровцев, фашиствующих элементов и националистов".

Вполне вероятно, что с украинской стороны за операцию по организации уличных беспорядков отвечал талантливый кучмовский кризис-менеджер Виктор Медведчук.

Кстати, Медведчука связывают дружеские отношения и с главой АП РФ Медведевым, и с упомянутым Колеровым.

С этой персоной связаны темные истории с использованием экстремистских групп для разного рода политтехнологических игр. Наиболее явным случаем было вовлечение Медведчуком в предвыборный процесс 2004 года и финансирование таких "ярко-экстремистских" структур как УНА и ОУН.

Тем более, что некоторые нынешние непосредственные участники "стратегии напряженности" имели довольно дружественные связи с Медведчуком, и, возможно, сохраняют их и теперь.

Подробнее об исполнителях…

Политическая карьера Натальи Витренко началась с того, что, побыв некоторое время соратником лидера Соцпартии Александра Мороза, Наталья Михайловна вместе с Владимиром Марченко польстилась на предложение администрации президента Кучмы и приняла участие в спецпроекте под названием "Прогрессивная социалистическая партия Украины".

Целью проекта был раскол Соцпартии.

Для реализации данной цели была взята квази-троцкистская программа, главным тезисом которой было утверждение о том, что после принятия конституции 1936 года советской власти в СССР не было.

Впрочем, она довольно скоро скатилась в своей риторике до довольно невразумительных истерических обвинений всех и вся в "предательстве идеалов" и работе на "иностранные разведки" (причем под эти обвинения попадал почти весь политический спектр Украины).

В результате, в среде политологов и журналистов устойчивым стало отношение к этой даме как к ограниченно адекватной.

Впрочем, это не мешало кучмовской администрации активно использовать ее в разных политтехнологических играх против оппозиционных деятелей - сначала против Мороза, потом против Тимошенко и Симоненко, и, наконец, против Ющенко.

После ухода Кучмы Наталья Михайловна начала активно искать спонсоров и союзников за рубежами Украины. Главным образом в Москве.

Витренко взяла себе на вооружение православно-патриотическую риторику (никаких симпатий к православию ранее у нее не наблюдалось) и начала активно выступать в амплуа "главного защитника российских интересов" в Украине.

И хотя серьезные политические перспективы ПСПУ и Витренко сомнительны (партия с трудом сможет преодолеть трехпроцентный проходной барьер в Верховную Раду), как исполнитель разного рода провокаций ПСПУ — идеальная структура.

Еще одним "героем" событий 15 октября стала мало кому известная молодежная структура "Прорыв".

Благодаря сайту ИА REGNUM можно судить об идеологии и методах деятельности этой структуры. В частности о том, что "Прорыв" не более чем клон хорошо известной в России молодежной организации "Наши".

И даже если между этими структурами нет прямой организационной взаимосвязи, то на уровне идеологии, принципов деятельности и политтехнологического почерка можно говорить о некоей общей матрице.

В Украине эта организация реально существует пока только в Севастополе. Были также сообщения и о ее филиалах в Закарпатье, Луганске и Харькове.

Но вероятно пока деятельность организации в этих регионах настолько законспирирована, что даже местные политики и журналисты о ней ничего не слышали.

Впрочем, вполне возможно, что ближе к выборам "подпольные" отделения всё-таки о себе заявят.

Кстати, организация с аналогичным названием существует на территории Приднестровской Молдавской Республики.

Там, как говорят специалисты, члены украинского "Прорыва" обучаются мастерству разного рода насильственных уличных провокаций.

15 октября в уличном инциденте участвовало молодежное движение "Че Гевара".

Ранее эта организация стала известной благодаря нескольким акциям против приватизации украинских предприятий и в защиту Кубы.

Считается, что фактически "Че Геварой" руководит известный журналист, редактор газеты "Новый понедельник" Дмитрий Джангиров (хотя формально лидерами организации являются несколько бывших активистов Всеукраинского союза рабочих).

И, наконец, существует еще две группы, претендующие на участие в развертывающейся "стратегии напряженности" — это Евразийский Союз Молодежи под руководством некоего Игоря Вознюка и "Братство" Дмитрия Корчинского.

Игорь Вознюк, потрясший русских журналистов угрозами устроить 7 ноября в Киеве Армагеддон для оранжевой власти, является примером типичного массовика-затейника, который за определенную плату занимается наймом участников массовых мероприятий для любых политгруппировок.

Работая во время прошедших президентских выборов на оранжевых, он в свое время не сошелся с ними в цене, и в декабре 2004 года на устроенной штабом Януковича пресс-конференции поведал журналистам о "фактах зомбирования, подготовке к военным действиям и кровопролитию, призывах к расизму и фальсификации выборов президента" в лагерях "Нашей Украины".

После этого Игорь Вознюк отошел ненадолго в тень. Начиная с лета 2005, он снова объявился в университетских общежитиях с рассказами о колоссальных суммах, которые ему будто бы пообещали выделить на проведение "голубого Майдана".

Теперь господин Вознюк реализовался в качестве главного носителя "евразийской идеологии" в Украине.


Молодежь на акциях 7 ноября. Фото Анны Андриевской
Еще один массовик-затейник уличных беспорядков – хорошо известный лидер "Братства" Дмитрий Корчинский.

Это человек, который в начале 1990-х годов, будучи по паспорту русским, возглавлял украинскую ультранационалистическую структуру и посылал убивать русских солдат в Абхазию и Чечню.

Это человек, который сумел одновременно проводить инструктажи в лагере движения "Наши" и дружить с их главным противником лидером НБП Эдуардом Лимоновым.

В ответ на активизацию разного рода радикальных левых и "пророссийских" структур заметно оживилась деятельность украинских правонационалистических организаций.

Снова актуализируются давно забытые споры о возможности или невозможности реабилитации ОУН-УПА, о "преступлениях коммунистов", надуманные противостояния по региональному и языковому признаку.

Причем решать эти споры будет предложено на улице.

Последствия же уличных беспорядков сложно переоценить как для действующей власти, так и для жителей страны, главным достоянием которой еще до недавнего времени был исключительно мирный характер протестов.



















































































































Bookmark and Share