З таким номером можна їздити в кортежі Президента !


После публикации на «Обозе» журналистского расследования, в котором мы искали хозяина авто с самым брендовым номерным знаком в стране (владельцем символики «ТАК», как известно, является сын Президента Андрей Ющенко), в редакцию обратился сам владелец мерседеса. Руководитель Луганской партии НСНУ Андрей Недовесов решился рассказать, как он, человек из бело-голубого Луганска, смог обойти сына Ющенко и заполучить на свой «мерин» госномер из трех букв.

Кстати, ходят слухи, что кто-то из родственников Виктора Андреевича пробовал и себе организовать подобные номера, но… правила суровы: автомобильный номер может быть только один! Кто не успел - тот опоздал.

Владелец «модного» номера, как и ожидалось, оказался очень интересным молодым человеком. Почти что последним оранжевым романтиком! Он охотно рассказал «Обозу», что чувствует на Луганщине человек в черном "Мерседесе" с оранжевой символикой. Впрочем, хозяин авто не собирается останавливаться на достигнутом и не исключает, что перекрасит своего железного коня в оранжевый цвет целиком.

- В интернете можно прочитать, что вы - человек с номерным знаком, на котором красуется символика Ющенка - не имеете никакого отношения ни к выборам, ни к «помаранчевой революции», и в руководстве НСНУ всплыли неожиданно, как протеже экс-губернатора Данилова. Луганские СМИ даже рассказывают, как нынешний лидер «оранжевых» на Луганщине отдал свой офис под штаб Януковича…

Да, я сдавал офисное помещения штабу Януковича. Не официальному штабу, а так называемому «теневому». А что я мог сделать, как я мог отказать? Но я поставил руководство штаба Ющенко в известность, там согласились, что отказывать было бы безумием. А еще я на фасаде этого же здания вывешивал оранжевые баннеры с символикой Ющенко. Били окна, но мы не снимали…

Как-то неприятно доказывать, что ты что-то сделал или не сделал для «помаранчевой революции», принимал или не принимал участие в выборах. Скажу только, что это было самое яркое событие в моей жизни. Что-то я безусловно для победы делал. Работали с такой отдачей, так фанатично, что приходилось даже в бронежилете ходить. Такое время было тогда… Возил людей из Луганска на Майдан, привез целую машину валенок из Белой церкви и т.д.

- Не вы один привозили на майдан «наколотые апельсины» и «американские валенки», но никто кроме вас не додумался «наградить» себя номерами с символикой Ющенко. Как эта идея пришла вам в голову?

Все очень просто, я - единственный в Украине, кто додумался прочитать инструкцию о выдаче номерных знаков. В Украине давно используют номера буквенные, разные «ПАШКИ»-«МАШКИ», но мало, кто знает, что на номере можно нарисовать логотип. В Украине еще не было ни одного номера с логотипом.

Так вот, я в инструкции про логотип прочитал и задумался, а что бы мне хотелось изобразить на номере своей машины. Что для меня родное? Ответ пришел моментально – символику революции, она для меня останется навсегда в сердце.

Чтоб меня понять, меня нужно лучше знать. Если меня что-то поразило, я пытаюсь внести это как символ в свою жизнь. Зайдите ко мне в офис, увидите конференц-стол с микрофонами, он сделан в виде подковы с восклицательным знаком. Ну, нравится мне это! Я, наверное, дедом старым в 70 лет буду помнить этот символ. Такое яркое событие! Можно что-то говорить, о чем-то рассуждать, а можно сказать просто: парень сошел с ума, если уже год прошел после революции, а он ездит на номере, он ставит столы, он одевает ленточки, у него дети ходят во всем оранжевом. Понимаете, это на уровне хаотичного романтического взлета!

- А если в помаранчевый цвет черный "Мерседес" покрасить?

Будет, вот увидите.

- Наверно, это уже слишком. В Верховной Раде недавно Шуфрич Рудковского «подкалывал». Шутит, мол, у того в Монте-Карло самолет стоит, яхта и Феррари и все в партийных тонах. Вот малиновый самолет - это модно, яхта -это круто, а малиновый Феррари – это ужас как безвкусно! Не боитесь, что и над вами Шуфрич будет издеваться?

- Ну и пусть. Вот сейчас: романтика ушла, а номер остался, и стол остался.

- А как в «голубой» области ездить с «оранжевой» символикой? Машина не страдает? В окна тяжелыми предметами не кидали, оскорбления не выцарапывали?

- Пока что ничего такого не было. Хотя когда я с этими номерами приехал в Луганск, мой водитель написал заявление, что он больше ездить не будет. Парень проработал со мной шесть лет. А теперь сказал - ухожу, потому что, говорит, я отвечаю за автомобиль, а с таким номером обеспечить его безопасность не смогу. Я уговаривал, поднимал зарплату, менял условия, но тот – ни в какую! Весь Луганск гудел. Сын руководителя Партии регионов Ландык-младший сразу захотел заказать себе номер «РЕГИОН». Мода такая пошла. Молодежь реагирует очень эмоционально… Если вы сядете в машину где-то под ресторанчиком, либо в любом другом людном месте, под прикрытием тонированных стекол такого наслушаетесь…
Как еще о себе услышать правду, если не так? Шутка.

- Такое чувство, что Вам нравится экстрим?

- Сто процентов! Я рисковый человек: служил в Нагорном Карабахе, ездил в Непал. В Интернете даже написали, что у меня - буддистские наклонности.

- Признайтесь, все-таки, о чем в основном говорят по ту сторону тонированного стекла?

- Сначала представьте себе, что машина стоит на улице Луганска. Что там могут говорить о таком номере? Чаще всего приходится выслушивать ненормативную лексику. Хотя благодаря этому номерному знаку мне легче находить общий язык с молодежью. Пусть это сопровождается трехэтажным матом, но чувствуется, что молодежи нравится, это модно. Часто фотографируются на фоне машины.
Для меня в Луганске первое время была проблема, чтоб меня начали слушать. Куда бы я не пришел - закрывают двери только потому, что я - оранжевый. И мне надо было что-то сделать, чтобы меня начали воспринимать. Хотя бы пойти на такой «гадский» - по их меркам - поступок, нацепить номер с подковой. Всего лишь три буквы, три культурных буквы - и двери раскрываются.
Этот номер «цепляет» за живое. Меня начали воспринимать, начали приглашать на встречи с общественностью, в учебные заведения, коллективы. Был так-то у меня прямой эфир, и там мне «заряжают», мол, что там ваш Ющенко! Он то не сдержал, это не сдержал и еще вот это не сдержал, и вообще он говорил, что все будут в равных правах, не будет крутых номеров, а вам выдали такой «классный» номер с которым все можно!
Признаюсь, с этим номером и вправду «что-то можно». Например, ездить в кортеже Президента. Когда в Донецк приезжал Ющенко, то президентская охрана оттеснила Безсмертного, а мою машину пропустили, хотя она не была в списках.

Но еще больше с таким номером нельзя. Например, ехать на красный свет. А ведь у нас в Луганске правила дорожного движения совсем не такие, как в Киеве. У нас на пешеходном переходе пешеход дорогу уступает, а не водитель. Да и цвета на светофорах восприниматься более либерально. А с таким номером приходится ездить, как в столице.

Вот представьте картину: стоишь на пешеходном переходе, как идиот, напротив - бабушка никак не может догадаться, что ты ради нее остановился, и все тебе кивает раздраженно, мол чего не едешь. А попробуй поедь - все СМИ напишут, как оранжевые бабушку чуть не сбили. Мы пропускаем всех дедушек и бабушек. Признаюсь, я очень боюсь влипнуть в неприятную историю.

В главном журналисты не правы - в Луганске посчитали, что мне чуть ли не министр МВД выдал такой номер, и это очень круто. Я сам его получил. Одно плохо - я забрал возможность повторить точно такой номер в городе Киеве. Вот говорят, что родственники Ющенко интересовались…

Хотя я себе сделал этот номер только в августе, так что у этих людей был шанс. Да и в других областях, кроме Киева и Луганска, я знаю, таких номеров нет. К тому же такой номер может сделать любой - стоит лишь поменять некоторые элементы. Немного фантазии - и все получается. А я сам догадался, сам честно все оплатил.

- А сколько, если не секрет, стоила такая забава?

Около 300 долларов. Если совсем точно - 1600 гривен.

- Вы на этой машине приехали на съезд. Безусловно, вас там видели первые люди партии и государства, которые быть может считают, что у них больше чем у вас прав на этот символ? Эти люди как-то реагировали? Были у кого-то претензии, шутили или, возможно, демонстративно игнорировали?

- Внимание, конечно, обратили. Но ничего особенного на эту тему не говорили. Претензий не было, это точно. От владельца бренда Андрея Ющенко жалоб не поступало. Это не та вещь, из-за которой можно поругаться. Если кто-то «из верхов» заявит права – откажусь от номера. Повешу на стенку, как Луценко. Министр МВД тоже имеет номер похожий - ему кто-то подарил: на оранжевом фоне буквы «ТАК». Но, насколько я знаю, он с ним не ездит. Висит на стене, как память.

Но какой смысл у меня этот номер забирать?! Я представляю партию в одном из самых сложных регионов. И эта машина - автомобиль руководителя областной организации. Где я не появляюсь - всем понятно, что за партию представляю.

Так что возмущений на съезде я не слышал. У молодых партийцев был восторг. Кстати, в Киеве есть номера «ТАК», «ТАК1», «ТАК63», но без логотипа. А это - неинтересно. Мой лучше!

Кстати, некоторые из «оранжевых» в Киеве мне говорят: сними, не позорься. Не сниму! Пусть даже говорят, как в Луганске - трехэтажным матом. Все равно не сниму, потому что это - мой выбор.































































Bookmark and Share