Нынешнее поколение молодых ничем не хуже других


Наши молодые люди, – какие они? Чем они отличаются от старшего поколения, кроме, конечно, увлечения мобильными телефонами и прочими высокотехнологичными игрушками?

Прежде всего, нужно определиться, кого мы считаем молодыми людьми. Украинское законодательство до недавних времен считало таковыми людей до 28 лет, и лишь пару лет назад эту планку подняли до 35 лет. Конечно, это спорный момент. Все-таки молодость это достаточной короткий период жизни, когда происходит становление человека, происходит переход от детства и юности во взрослую жизнь. Растягивать этот период еще чуть ли не на 20 лет, с моей точки зрения это неправильно. Это делалось в основном для того, чтобы расширить круг людей, которые могут претендовать на разные социальные льготы, кредиты, то есть на особое отношение со стороны государства. Однако тем самым мы формируем у молодежи, которая должна привыкать к рыночной экономике, иждивенческие настроения.

С точки зрения практической, чем шире круг людей, которые могут претендовать на определенную льготу, тем труднее ее получить, это лотерея. Сколько уже писали о молодежном жилищном кредитовании, о том, чтобы получить этот кредит, нужно давать огромные взятки, то есть смысла расширять эту категорию до 35 лет, просто нет. Реально молодежью стоит считать людей в возрасте до 24 лет. В 30 лет у человека уже есть работа, у него уже совершенно иной статус, он уже прошел период поиска, он становится более независимым.

С точки зрения государства все эти молодежные службы нужны, потому что очень важно отслеживать процессы социализации, но это не значит, что государство должно давать деньги или вообще помогать льготами, уступками и прочим.

Кроме проблемы трудоустройства у молодежи есть много других проблем, о которых она порой и не догадывается. Например, наши молодые люди бывают чересчур амбициозны, что называется «не могут себе цену составить». Она смотрит американские фильмы, в которых у каждого шестнадцатилетнего уже есть своя машина и все такое прочее. Тем самым формируются немного искривленные представления.

Сейчас молодые люди, особенно в больших городах видят, сколько у нас красивых машин на улицах, и сколько красивых домов, и они тоже все это хотят, и как можно быстрее, но не всегда понимают, что это нужно заработать. Заняться своим бизнесом, который бы не просто позволил сводить концы с концами, а купить хорошую квартиру в дорогом районе – это достаточно сложно. Однако молодежь должна понимать, что деньги можно зарабатывать даже в Украине. Очень большая часть молодежи ориентирована на отъезд, на эмиграцию, зарабатывание денег за рубежом. Молодые люди почему-то считают, что заработать можно только за рубежом. Это нужно преодолеть, потому что иначе все у нас так и останется. Пожалуй, это одна из самых важных проблем.

В странах ЕС сейчас много говорят о необходимости построения системы непрерывного, пожизненного обучения – для повышения конкурентоспособности европейской экономики, что отражено в т.н. Лиссабонской стратегии. У нас подобной стратегии нет, но потребность экономики во все более квалифицированных кадрах есть. Как решается у нас эта задача?

Во всех странах молодежь считается сложным контингентом, требующим особого внимания. У нее большие запросы, нет еще жизненного опыта, потому очень важно, чтобы молодые люди были чем-то заняты, чтобы они учились, чтобы они работали, развивались, а не болтались на улице. Построить систему непрерывного образования невозможно без участия самого населения. Каждый должен понимать, что он не может знать всего, что свои знания нужно обновлять. Тут важны уже не только учебные заведения, тут каждый сам должен работать свою квалификацию, свою компетентность, а общество лишь должно обеспечить подходящие условия.

У нас сейчас появилось много всевозможных курсов, институтов заочного обучения и тому подобного. Это хорошо, но все эти курсы, во-первых, платные, а во-вторых, уровень обучения в них вызывает определенные вопросы, целенаправленной работы государства по повышению качества обучения в них не ведется. Об этом много пишется, конечно, эта система непрерывного образования необходима, иначе мы не выдержим глобальную конкуренцию, а Украина так и останется сырьевым или каким-нибудь сталеплавильным придатком. У нас и так зарплаты весьма невысокие, но снижать их еще, чтобы конкурировать с Китаем и Индией мы ведь не можем. Потому и нужно нам создавать систему непрерывного обучения. Но это не должна быть еще одна государственная структура, этим должно заниматься все общество, проникнуться этой идеей, и начинать ее пропагандировать нужно еще, если хотите, с детского садика, со школы – учиться нужно постоянно.

В списке проблем европейской молодежи на первом месте – как в старых, так и в новых странах-членах на первом месте стоит безработица. А каково положение у нас, в Украине?

Проблема безработицы у нас не так актуальна, даже по сравнению со странами ЕС у нас относительно благополучная ситуация, хотя среди молодежи она достигает 23-24%. Когда в Украине начался экономический рост, то снижение безработицы среди молодых людей пошло гораздо более высокими темпами, чем среди остального населения. Нельзя сказать, что у нас этой проблемы нет, она есть, и она будет, во многом это связано с поисками первого места работы. Однако нужно понимать, что безработица молодежи страшна тогда, когда она перерастает в хроническую безработицу или перманентную ненадежную, неустойчивую занятость, когда человек не задерживается подолгу на одном месте. С другой стороны мне известны случаи, когда молодые люди заявляли, что пойдут работать лишь на зарплату в одну-две тысячи долларов, и не меньше, и все равно такую работу находили. Конечно, это в Киеве. Здесь не сравнить возможности по трудоустройству по сравнению с другими регионами. Несмотря на дороговизну, Киев это сосредоточение возможностей. Каждый год сюда приезжают тысячи молодых людей, и влекут их те жизненные шансы, которые здесь имеются.

Трудной проблемой для молодежи остается жилье. Стоит оно очень дорого, а на программу молодежного жилищного кредитования надеяться трудно, но все-таки возможности находятся, родители помогают, и даже после 35 лет. Проблема образования остра главным образом для старшеклассников. Однако контингент студентов вузов растет очень быстро и это обнадеживает.

Какой вы видите нынешнюю молодежь через 10 лет, когда нынешнее «поколение Игрек» повзрослеет? Станет она такой же разочарованной, как «бэби-бумеры», или такой же прагматичной, как поколение, выбравшее Пепси?

Я оптимистка, и на все смотрю с оптимизмом. Теперешние молодые люди через 10 лет найдут свою дорогу. Трудно сказать, какими они будут – трудно даже сказать, какими мы сами будем через 10 лет. Думаю, они станут взрослыми и приспособятся, научатся нести груз ответственности. В конце концов, так было со всеми, а это поколение ничем не хуже других.

Записал Андрей Маклаков



























Bookmark and Share