Путь на обочину жизни


— Я здесь как на каком-то курорте, — такими словами Татьяна встретила журналистов. — Хотя у меня есть квартира, в которой живет мой родной брат Юрий. Как я здесь оказалась? Не так давно умерли мои родители. Причем ушли из жизни один за другим. Потом начался дележ квартиры между моими родственниками. В мой адрес посыпались упреки, что я пью и выношу вещи из дому. В итоге меня просто выставили из квартиры. Причем предупредили, если не найду работу, домой могу не возвращаться. Я нашла себе сожителя — Олега. Долгое время мы жили у него на квартире. Он — хороший человек. Но был один минус: Олег не любил детей, особенно чужих. А ведь у меня есть 10-летняя дочь, которую впоследствии с собой в Москву забрала моя двоюродная сестра. В общем, после очередной пьянки-гулянки я ушла от Олега. Так мне плохо тогда было. Помню, остановилась возле какого-то ларька, купила бутылку пива, выпила, но легче мне не стало. А потом ноги подкосились, и я упала. Кто-то подошел, взял меня на руки и принес вот на это место. Так в моей жизни появился Миша (такой же бездомный, как и Татьяна. — Авт.). Это было летом. Мы тут разжигали костры, варили еду. Тут же ели и спали. Еще тогда я почувствовала слабость в ногах. А потом они и вовсе отказали. Я перестала подниматься.

С наступлением холодов Миша исчез. Бездомный крайне редко навещал свою возлюбленную. В последний раз в качестве подарка ухажер принес бутылку воды и банку соленых огурцов. Все это время Таню подкармливали сотрудницы близлежащей АЗС. Женщины где-то раздобыли для бездомной термос, в котором ежедневно заваривали горячий чай. Однако чудо техники впоследствии украли так называемые охотники за металлоломом, промышляющие в здешних краях.

Заправщицы неоднократно обращались к местным властям с просьбой куда-то пристроить Татьяну. Ведь как-никак, а выжить в таких условиях человек просто не может — приближалась зима. Однако максимум, что смогли сделать для Тани власть имущие, — так это вызвать на место бригаду «скорой» помощи. Впрочем, женщина написала отказ об оказании ей медицинской помощи в больнице.

— Ну, кто там меня будет лечить без денег!? — сетовала бездомная. — Своему брату Юре, инвалиду третей группы, я не нужна. Да и чем он мне может помочь, получая 400 гривень пенсии? Ну, разве что поможет мой сожитель Олег. Но он же, наверное, не знает, что со мной случилось! Мне бы так хотелось, чтобы он приехал за мной на такси. Подхватил меня на руки, как невесту, привез домой. Я бы помылась, причесалась, накрасилась, словом, привела бы себя в порядок.

Но не суждено было Татьяне дождаться Олега. Утром 19-го ноября журналисты обнаружили ее мертвой под кустом, который в течение полугода служил ей домашним очагом. Очевидно, женщина погибла от холода…

Когда журналисты через прессу обратили внимание на ситуацию, в которой оказалась Татьяна Довжик, они надеялись привлечь к проблеме внимание местных властей, а также социальных служб. Однако, судя по рассказам работников заправки, видимой реакции со стороны чиновников не последовало. До последнего своего вздоха Таня так и осталась лежать на обочине жизни.

Наталья Чайковская, "Вестник Кривбасса".











Bookmark and Share